Дедова банька


17595
5.1k , 17595 points

Произошло событие это в 1992 году. С тех пор верю в существование и Господа Бога, и сатаны.

Исполнилось мне 17 лет. На улице веял месяц август, весь день жара, а ночью приятная прохлада, которой пытался насладиться до самого утра. Городская суета и обыденность надоела настолько, что решил я съездить к деду с бабкой в село. Как-никак и родных повидать, да и воздухом свежим подышать.

Встав с постели и сходив в ванну, приступил к завтраку, заранее сказав родителям, что еду в село на недельку. Родители против не были, помогли собраться, приготовили еды в дорогу и гостинцев бабе с дедом. Прощаясь, я вышел из подъезда и побрёл на ближайшую остановку.

Доехал до автовокзала, сел в нужный автобус и отправился в путь. Когда добрался до нужного места, вышел из автобуса, воздух был великолепен. Хотелось всё больше и больше вдыхать этот приятный и чистый ветерок, даже в сравнении со стоящей жарой, ветер не давал вспотеть.

Закинув рюкзак за спину, я взял в руку сумку и пошел по нужной мне улице. Дорогу помнил хорошо, но самому было непривычно, так как ездил всегда сюда с родителями, да и то года два назад. Связь обычно поддерживали с бабулей по телефону и то, только когда она сама звонила с телеграфа или любого стационарного телефона.

Достиг своей цели, подошел к родному дому. Бабуля бегала по огороду, а дед сидел во дворе и мастерил какие-то ящики. Увидела меня бабка, на радостях так бежала, что перецепилась через колышки (вбитые дедом для каких-то огородных дел) с промежутком мата и фразой: «Понабивал чёрт старый ловушек, сарай бы до ума довёл, вредитель!» доковыляла до меня, следом подошел и дед.

Крепко обнявшись, пошли в дом. Бабулин борщ и пироги отлично поместились в моём желудке после поездки, которая немного утомила. Я прилёг отдохнуть на кровать, как сразу же и уснул.

Встал бодренько, в окне было уже темно, на часах около девяти вечера. Вышел в гостиную, дед слушал радио и возился с починкой стула.

— Ну как, выспался? Уснул моментом, бабка хотела тебе молока дать, а ты уже сопел на кровати, — сказал дед, увидев меня полусонного.
— Да устал с дороги, тем более поел, сразу и на сон потянуло. А где бабуля? — ответил я.
— Да пошла к Машке, соседке, опять тарахтеть будут до ночи, — буркнул дед, махнув рукой в сторону соседского дома.
— А ты, сынок, вовремя встал, я баньку топлю, сейчас табурет доделаю да пойду париться, ты как? — сказал дед.
— Да вообще отлично, я только «за».

Я вышел из дома и сел во дворе на лавку, вечером было прохладно, не так, как в городе, в селе более свежее. Достал сигарету и закурил. Тут дед вышел, подошел ко мне, присел:
— Давно куришь? — с немного удивленным лицом сказал дед.
— Да около года. Батя знает с мамой, но в их присутствии не курю, — ответил я.
— А алкоголь?
— Нууу. . . Пиво могу выпить немного с друзьями.
— Та, — махнул рукой, — пиво не то. Вот сейчас докурим, по пятьдесят моей перцовочки — и в баньку. Только никому ни слова, а особенно бабке! — улыбнулся дед.

Через десять минут мы уже направлялись к бане.

Постройка банная была сделана из сруба, аккуратное и прямоугольное сооружение с одним небольшим окошком. Набрав в пару вёдер воды из колодца, подошли к дверям и оставили у входа. Внутри баня состояла из двух комнат: предбанник и парная. В предбаннике было куча всяких принадлежностей (венички из дубовых веток, шапки, полотенца и т.п.).

В одном из углов стояла старая советская тумба с вешалками, куда мы и направились, чтобы снять одежду. «Переодевшись», мы прошли в парную, в которой с одной стороны стояла лавка, с другой — лежак, который смастерил дед, на торце маленькой стены была печь.

Дед, закинув пару поленьев в топку, присел на лавку. Освещение в парной не было, только тусклый свет от печи и свечки, грубо «интимная обстановка», скажем так, ну, впрочем, в темноте не сидели, а вот в предбаннике дед свет провел, кинул провод от дома. Хотя там особо свет не отличался от парной, так как лампочка была слабенькая.

Сидели, общались да парились, дед за родителей спрашивал, что в городе нового поинтересовался, короче говоря, беседовали. Тут в наш разговор влезает стук в входные двери, удары были сильными, что я немного вздрогнул. Мы встали и зашли в предбанник, дед подошел к тумбе, вытер лицо полотенцем и взглянул на свои наручные часы, которые лежали на ней.

Повернулся ко мне с чуть испуганным лицом, перекрестился и сделал в воздухе тот же ритуал в мою сторону и сторону двери. Подошел ко входу, не успел взяться за ручку, как опять стук с той же силой, дед отпрянул от двери с тихим и легким матом про себя.

— Толя, вы тут? — знакомый голос раздался из-за двери, после чего последовал очередной стук.

Дед снова подошел к двери и открыл её. На пороге стояла бабка с перепуганными глазами и смотрела на нас.

— Ты чего молчишь, как партизан? Стою, в дверь стучу — тишина, да и только, думала, случилось чего. От Машки шла, вижу: баня топится, не стала в дом идти, сразу сюда, — выпалила бабуля.
— Не кричи, Валя, заболтались с внуком, не виделись долго, — ответил дед. (Деда Толей звали, а бабку — Валей, а меня зовут Тимофей).
— С чего вдруг решил баню растопить?
— Ну что ты голосишь? Внук приехал, дорога утомила. А банька вот расслабит, и с утра, как новенький будет, сил прибавит! — ответил дед с еле заметной улыбкой на лице.
— Так обмывайтесь давайте и в дом бегом, поздно уже, перекусите и спать, — дала указание бабка, удаляясь в сторону дома.

Мы вышли из бани, облились заготовленными заранее ведрами с холодной водой, после чего дед пошел тушить печь, а я переодеваться. Взглянул на часы, время 00:26. «Быстро пролетело три часа», — подумал я про себя, натягивая майку на тело. Пока дед одевался, я стоял у бани и курил, заодно вспоминая, к чему дед крестился, когда двери бабке открывал.

Пока он вышел, я уж и забыл у него об этом спросить. Закрыв баню, мы двинулись в сторону дома, выпив пару стаканов молока с пирожками, я пошел отдыхать.

Проснулся от толчка в плечо. Надо мной склонился дед, одетый в свитер и легкую куртку.

— На рыбалку хочешь сходить? — глядя на меня полусонного, шепотом произнес дед.
— Сколько время? — сказал я деду, зевая и глядя в окно. — На улице темно ещё, не спится, что ли?
— Половина шестого. С утра клев хороший, если пойдешь, надень что-нибудь тёплое, на улице прохладно.

Я встал и побрёл к кухне, набрал в таз воды, умылся и пошел одеваться. Дед ждал с удочками на крыльце, я же, напялив свою куртку, которую взял специально с дому для прохладных вечеров, вышел на улицу. Взял половину рыбацких снастей у деда, и отправились к реке, которая находилась совсем рядом, минутах в десяти, от дома.

Дойдя до нужной кладки, на которой дед всегда сидит, мы начали распаковываться. Первым делом после того, как закинули удочки, пошла перцовочка со свежим зелёным луком и салом, копченым мясом и нарезанными овощами. Больше трёх стопочек мне не досталось со словами:

— Так, ну для согрева тебе хватит, да и Валька, если учует, то мне беда, гонять по огородам будет, — широко улыбаясь сквозь усы, сказал дед, прибирая пузырек с алкоголем в сумку, лежавшую у его ног.

Так сидели да удили, время от времени перекусывая. Рыбка действительно шла хорошо, успевай вытягивать, правда, мелочь отпускали, толку не было от нее. Улов был богат: щука, лещики и многое другое. Домой начали сворачиваться около двух часов дня. Дед занялся своими делами в сарае, бабка же на огороде копалась.

Я сказал, что пойду прогуляюсь селом, и двинулся ближе к центру. На улице было приятно, жары не чувствовалось. Дойдя до ближайшего киоска, купил сигарет, пару бутылок пива и отправился на прогулку к реке. Посидев на берегу и окунувшись пару раз, прилег загорать.

На душе было радостно, это не город, однако, тут я получал спокойствие и благодать. Провалялся так, пока не начали кусать твари, которые самое больше меня раздражали в сельской местности — это комары. Тут они летали целыми стаями и были гораздо больше, чем в городе.

К тому времени никаких таблеток и жидких растворов не было, поэтому бабка палила какую-то траву и тушила, тлея разгоняла весь легкий дымок по комнатам, где мы спали, и довольно неплохо помогала. Одевшись, я отправился домой, пришел к десяти вечера.

Дома поужинали и занялись кто чем. Дед валялся, смотрел телевизор, я ушел в комнату читать книжонку, которую захватил с дому, бабушка ушла к соседке. Время от времени выходил покурить, и вот в очередной раз, стоя на крыльце, я заметил одну странность.

Смотря вокруг, обратил внимание на баню, дверь была открыта, и в темном проеме была какая-то возня, отчетливо толком я ничего не видел, но фигура двигалась довольно быстро из стороны в сторону. Подхожу к бане на расстоянии метров семи и на ходу говорю:

— Бабуль! Это ты возишься там?
— А ты зайди и проверь, — ответил мне с предбанника голос, в одно время грубый и манящий.

Я резким движением делаю поворот в сторону дома и, чуть не вышибая налету двери, кричу:
— Дед, вставай бегом, в бане ворюга.

Дед вскочил по стойке смирно и, ничего не понимая, начинает допрос, после чего всё ему объясняю, он берёт фонарик и штыковую лопату у входа, я же нашел какой-то обломок ветки в виде дубины, и мы начали подходить к бане. Дед включил фонарик и посветил на проем, от луча света вроде как движение в правую сторону было, скрывшись за дверью.

Дед окликнул:
— Выходи, иначе плохо будет!

С громким хлопком дверь закрылась с такой силой, что я думал, она выпадет внутрь предбанника. Дед оторопел, я тоже немного, ветер вроде и есть, но не настолько сильный, чтоб вызвать такой сквозняк. Взглянув на часы на руках, я с бледноватым лицом услышал от деда фразу:
— Пошли в дом, сынок, не время сейчас, там всё равно нечего брать.
— Ты чего?Давай крикну бабуле, она рядом вон у соседки, пусть милицию вызовет, или идём зайдем да сами отоварим поганца, — махая перед лицом обрубком толстой ветки, сказал я.
— Боюсь, не поможет.
— Да ну… — выхватил я фонарь и направился к дверям.

Открыл, ничего такого я не увидел, нащупал включатель и клацнул. У перестенка между предбанником и парной на полу лежала маленькая с ладошку иконка, которая должна была висеть на стене. Остальное всё было в порядке, подняв икону, я открыл дверь и зашел в парную, от света фонаря в небольшом помещении всё было нормально, кроме просыпанной золы у топки. Я ничего не мог понять: то ли ворюжка успел слинять, пока я бегал в дом, то ли действительно сквозняк был. Дед, стоя сзади меня, опять перекрестился, на что ответил:

— Говорю же, не вовремя мы, пойдем в дом.

Закрыв дверь на замок, мы пошли спать.

Утренний подъем был тяжелый, хотелось спать. Но такая у меня привычка, что, если проснулся, опять заснуть не выйдет, разве что на полудрёме. Пришлось встать, сон прервался от слышного диалога стариков. Пройдя на кухню, я увидел, что за столом сидел дед с рядом стоящим на столе чаем, и при этом жестикулируя с возгласами, а бабуля возилась у печки.

— Да, Валя, я тебе что, на юмориста похож, говорю то, что реально было, да и замок открытый вместе с дверьми был утром, а я его закрывал лично.
— Пить меньше надо, Толя! Что ты мне байки травишь, закусывай иногда.
— Ну ты посмотри на неё! — не угомонится дед. — О, Тимоха! Доброе утро, выспался, что ль?
— Доброе утро. С вами уснешь, — отвечаю я.
— Бабка наша не верит, что вчера произошло, рассказываю, а она отмахивается, — продолжает он.
— Да что такого, спугнули ворюжку, да и пусть с ним. Всё равно там действительно нечего брать, — ответил я деду.
— Так что серьёзно кто-то в бане вчера был? — резко повернувшись, спросила у меня бабуля.
— Ну да, дед, я так понял, всё уже выложил.
— Что сидишь, шарами хлопаешь? Дуй в центр и купи замок хороший!!! — сказала бабка деду, который сидел и смотрел на неё с широко открытыми глазами и ухмылкой, вкушая победу рассказанной бабуле истории.
— Да там не замок, а батюшку надо, — буркнул дед.
— Опять начинаешь? Достал уже, сиди молча и пей чай, — повернулась бабка, махая перед дедом ложкой.

Пока я умывался, дед выпил чай, сел на велосипед и укатил за замком. Я позавтракал и вышел на перекур. Воздух на улице был свежим как никогда, потянувшись, я достал сигарету и закурил. В глаза бросился открытый замок, висящий на дверях бани.

Я подошел и открыл их, потянуло вонью, что-то похожее на запах псины, пройдя внутрь, всё было на местах, кроме иконки, которую вчерашним вечером я повесил обратно на своё место. Она снова лежала на полу, подобрав её, я проверил вбитый гвоздик на стене и подцепил её опять.

В парной тоже всё вроде нормально, кроме золы, которая вчера была немного рассыпана, теперь она была извлечена вся из топки. Подойдя к печи, я почувствовал, что она теплая чуток. В голову пришел мысленно бред: «Ночью ворюга вернулся, но уже не сам, а с собакой, вскрыл замок, растопил баню, скинул одёжку и пошел париться на пару с псиной». Мда, реально бред.

Позабыв об этом, докурил и прибрался в бане, заодно оставив дверь открытой, чтоб проветрилась.

С центра как раз вернулся дед. Купил здоровенный замок. Я весь день до позднего вечера помогал старикам на огороде, не любил я это дело, но помочь надо, да и сам вызвался. Провозился в футболке, чтоб не сгореть, но изрядно пропотел. С дедом решено было вечерком топить баньку, бабка редко посещала, так как мылась дома в душевой, поэтому отказалась.

Поужинав, парилочка была готова. Зачерпнув по паре вёдер воды с колодца, оставили у входа и зашли внутрь.

Пока парились, вели разговор о прошлой ночи. Дискуссия удалась, у каждого были разные мнения, я больше склонялся к тому, что был вор или, вероятнее, местный алкаш, пытавшийся найти что-то ценное, чтобы обменять потом на бутылку. Дед же лепил мне про всякую нечисть и т.п., что по поверьям не ходят после полуночи в баню.

Смотрю на него и понимаю, что меня, как и бабку с утра, разводит, тем более перед баней сто грамм опрокинул, голосок веселый, глаза блестят, но лицо серьезное, старается. Короче, болтали обо всём. Тут дед привстал с невольной раскачкой в сторону, оперевшись об стену, выдавил:

— Так, сынок, пошел я ополоснусь, и в койку.
— Добро, — смотрю на него и вижу, что перцовка дала своё.

Дед зашел в предбанник, включил свет и вышел за дверь, через секунд пять услышал негромкий крик «Ойййёёёёё твою м. . . » . Это были эмоции от холодной воды из ведра, с почти похожей последующей речью вылилось и второе. Я сидел, улыбаясь, смешные старики у меня. Дед зашел внутрь и начал переодеваться.

— Сколько времени там? — крикнул я деду.
— Без пяти одиннадцать. Ты это, долго не засиживайся.
— Да я максимум полчасика, может, меньше.
— Я Вальке скажу, чтоб кушать подогрела, топку остудишь, как будешь уходить, и закрыть не забудь баню.
— Хорошо.

Дед выключил свет, вышел из бани и плотно прикрыл дверь. Парилка разморила, перелёг на дедово место, на лежак, в голову лезли мысли о предстоящей учебе в ВУЗе. Никак не мог определиться с профессией, как-никак прогадать не хотелось. Когда мал и одним хочешь быть, и другим, а тут уже перед тобой стоит выбор.

Короче, в одиночестве много о чём есть поразмышлять. Мои необъятные мечты прерывает стук. Открываю глаза, лежу и гляжу в потолок, пытаясь понять, показалось или нет? Когда опять стук, двойной. Через пару секунд открываются двери, и слышен звук шагов в предбаннике.

Деду не спится, наверное, туфли напялил, что ли? Или это бабка? — подумал я, услышав стук каблуков об пол. Еле привстав с лежака, направился к двери предбанника.

— Дед ты? — только произнес я, как послышался громкий лязг металла.

Открывая дверь, в голову пришла мысль, что дед перецепился и упал. Но нет, в кромешной тьме увидел, как фигура высокая метнулась и в этот момент скрылась за дверью, буквально вылетев на улицу. Передёрнуло меня не слабо, еле дошел до включателя и клацнул свет.

На полу лежали алюминиевые тазики и миски, а в комнате опять стояла вонь собачья. Ничего не понимая, думал, заявился вчерашний «гость», взял в руки полено и выглянул на улицу — никого. Всё бы ничего, да только внимание привлекли два ведра с водой, стоящих у входа, от них исходил пар.

Я только пальцами воды коснулся, как сразу же с матом и вытянул, вода в вёдрах была не кипяток, но очень довольно горячая. Вылил воду с недоумением и набрал новой, обмылся и пошел переодеваться. Иконка опять валялась на полу, поставив её на тумбу, я притушил топочную и закрыл баню. Зашел в дом, меня встретила бабка, собиравшаяся идти за мной.

— Тимоша, ты что, уснул там? Время — час ночи, быстренько кушай и ложись отдыхать.
— Дед спит?
— Как с бани пришел, так и уснул сразу, даже не поел. Сказал, что ты через полчасика придешь, а тебя всё нет да и нет. Вот решила, что случилось чего, а ты что бледный такой? Плохо? — спросила бабушка, трогая мой лоб рукой.
— Да всё нормально, запарился, наверное, в бане, — ляпнул я, не выпуская из головы мыслей о произошедшем.
— Я спать, покушай и ложись.

Отведав молока с булками я побрел на боковую.

Сон сбили прямые лучи солнца, которые охватили всю комнату, я, вставая с постели, чувствовал себя слабо, хотя банный вечер прошлой ночью должен был дать другой эффект, но всему виной, скорее, был труд на огороде, в котором я прокопался весь день. Всё в той же системе, умывшись и позавтракав, вышел на крыльцо, рядом возился дед, расклинивал топор.

Пока курил, рассказал за вечер в бане, мол, опять алкашня заявилась ночью, совсем обнаглели, видят же, что баня топится, значит, есть кто-то, а им хоть бы хны. Дед слушал завороженно, аж рот приоткрыл. А потом опять в своём же репертуаре про нечисть давай байки излагать. Я мимо ушей пропускал всё, думая о том, что было, но покоя не давала вода, не могла же она от температуры уличной так вскипятиться.

Провел я так пару дней ещё, позабыв о случившемся, больше нашу баню в последующие дни не тревожили. День был, пятница, домой собирался к выезду в воскресенье.

Как оказалось, в пятницу у нашей соседки баб Маши был день рождения, нас пригласили в гости. К вечеру бабка с дедом засобирались к торжеству, я заранее отказался, так как делать мне там нечего, кроме того, чтоб поглощать пищу, пить толком нельзя, молодежи нет. В итоге сказал, что останусь на хозяйстве, старики были не против.

Когда я остался сам, взял деда велосипед и отправился в центр, было ещё светло, да и езда туда и назад не больше получаса занимала. Прикупил себе пива, сигарет и отправился обратно к дому. Дома разложил всё, нашел у деда рыбки сушеной и под фон работающего телевизора принялся дочитывать книгу. Мои всё равно придут не раньше часа ночи, так что можно было расслабиться.

Допил пиво и пошел перекусить, в голову пришла мысль осуществить парную. Растопилась к десяти вечера уже, набрал вёдра и поставил у входа, закрыв дом, я ушел мыться. Пару раз выходил, обливался водичкой холодной и опять назад, хотелось насладиться поболее. Сел на лавку в парной, рядом поставил с горячей водой таз небольшой. Время от времени смачивал дубовый веник и хлестал им по телу.

В двери постучали. По телу озноб, опять, думаю, приблудился алкаш, в доме рядом никого, все у соседей, стало не по себе. Взял кочерыжку малую у печи, дед ею угли поправлял, и направился в предбанник, только зашел — в него опять стук, только сильнее.

— Кто?! — ору я у двери с кочергой в руках в позе бейсболиста, готовившегося к отбитию удара.

Молчание и тишина… Через секунд десять стук в окошко, которое было в предбаннике, находилось почти у потолка и было маленького размера. Руки трясутся, паника, что делать?! Простоял так минуты две, немного успокоившись, проверил шпингалет на двери, убедился, что закрыто и направился в парилку. Не прошло и минут десяти, грохот в двери, вскочил моментом. Выбегаю из парной с криком:
— КТО?!!!
— Сынок, открой! — послышался деда голос.

Не включая света, я открыл дверь и отошел чуть назад, держа в руках «орудие поражения цели». Зашел дед, я успокоился и потопал в парную.

— Вы что, уже посидели? Так быстро? — говорю деду с парной.
— Да время уже — второй час ночи. Вот, смотрю, топится, так и понял, что ты здесь, решил компанию составить, — ответ мне.
— Ого, что-то засиделся я.
— Да ничего, мы недолго, — услышал я ответ.
— О, опять тот запах, собачатиной несёт, — кричу ему.
— Я не чувствую, — кричит дед.

Сижу на лавке, заходит дед в парилку.

— Что, тебя веником похлопать? — говорит.

Я поворачиваю голову в его сторону и ошалело вскакиваю, стоит от головы по пояс дед, ниже коротко обмотан простыней, и черные, как смола, волосатые ноги с копытами, а сзади хвост мотыляет. Рукой коснувшись, печи пришел в себя, этот же начал с ухмылкой дедовской ко мне приближаться, не знаю, как сообразил, сорвал с шеи крестик деревянный с шнурком и кинул в таз с водой, который стоял у лавки.

Взяв в руки посудину, вылил поток в его сторону, визг стоял, как резали пару десятков свиней, эта тварь резким разворотом вылетела из бани через двери. Стою, не могу въехать в ситуацию, такого просто увидеть никогда не думал, да и не верил. Поднял крестик и кинул его в ковш с водой, с трясущимся руками вошел в предбанник, на полу лежала простыня, от которой шел пар.

Подбежал к тумбе, взял иконку, закрыл двери и уселся на входе между предбанником и парной. Со всех сторон стуки, стоны, рычащий голос с речью «Я тебя достану». Сижу, тупо от страха покатились слезы, молитв не знаю, ору только: «Боже помоги». Когда в миг всё затихло. Стук в дверь:
— Тимоха, ты здесь? Тима, открой, внучек, открой двери!!! — голос бабушки и деда привели в сознание.

Побежал к дверям, только за шпингалет взялся, голоса прекратились.

— Дед, бабуль, это вы? — плачу и говорю в дверь.
— Да, внучек, что случилось? Открой двери, ну же!!! — голос бабушки.
— Поклянитесь Богом, — сквозь слезы отвечаю, — поклянитесь, что это вы!
— А ТЫ ПРОВЕРЬ!!! — с знакомым уже тоном прозвучал голос и резким ударом в двери, которые уже и так еле живые были.

Я отсел на то же место между комнатами и весь дрожал в панике. В голове был туман, ничего не понимал. Остатки памяти запомнились, что дверь вышибли и забежали дед с бабкой, а сзади — куча народу. Меня отнесли в дом и уложили спать. С утра разбудили меня уже мать с отцом, они приехали по звонку деда, который позвонил от соседки.

Я сидел и молчал, родители вели разговор с бабулей и дедом. Бабка с родителями сошлись на том, что в баню ломился тот же типа «ночной гость» в поисках наживы, услышали визг свиной сначала, не обратили внимание, а когда мои крики дошли до соседа, который в момент празднования вышел покурить с дедами, то выбежали все уже.

Утром участковый приходил, толку от этого никакого не было. Один только дед на меня глядел и, тоже помалкивая, верил, верил в то, что со мной произошло, на что я в ответ, смотря ему в глаза, легонько кивал головой, дав понять, что теперь Я ВЕРЮ.

С тех пор я не один раз приезжал к старикам, в баню, естественно, ходил, но исключительно до заката солнца и только с дедом или батей. Мне тогда дед поведал, что после случая со мной позвали батюшку, и тот окропил баню, заодно увешали внутри иконами и парой крестиков.

Но бывает, убирая баню или подготавливая к топке, то крест на полу с утра найдёт, то икона лицом в пол лежит на полочках, то волос чернявый найдется, который издает запах псины.

Автор: Caligula


Понравилось? Поделись с друзьями!

17595
5.1k , 17595 points

Ваша реакция?

Ого Ого
316
Ого
Неее Неее
253
Неее
Печалька Печалька
190
Печалька
Лайк Лайк
126
Лайк
Шок Шок
633
Шок
Страшно Страшно
443
Страшно
Дизлайк Дизлайк
253
Дизлайк
Интересно Интересно
126
Интересно

Оставить комментарий

Войти с помощью: 
avatar
 
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о